Правила подачи объявлений.

Архив

Голосование

Как вы относитесь к бездомным животным?

Как вы проводите выходные дни?

Публикации


СУББОТА, 24 сентября 2016 г. № 153-154 (9301-9302) | Наш человек

24.09.2016 О. АВДЕЕВА

Евгений Соколов: «Человек бессмертен, если есть дети и внуки»

Евгений Соколов: «Человек бессмертен,  если есть дети и внуки»

Любое творчество предполагает, прежде всего, талант. Но чтобы видеть мир по-своему, а потом открывать его другим, нужно еще так много всего. Для одного человека – это внутренний покой и состояние философской отстраненности, другой, наоборот, лучшее создает на взрыве эмоций и в водовороте страстей, а третьему необходимо и то, и другое, и еще что-то, чего он ищет за сотни километров от дома. Но каждому при этом требуются крыша над головой и обед на столе, желательно поданный заботливой рукой. Взгляд художника на современный мир отражают его картины. А как отражается его личность в контексте простых человеческих ценностей – в отношениях с детьми, женой, внуками? Именно такой ракурс разговора редакция предложила известному губкинскому художнику Евгению Владимировичу Соколову, главе большого творческого семейства. И, к нашей радости, ему это тоже показалось интересным.

Среди его работ есть и яркие натюрморты, написанные широкими, размашистыми импрессионистскими мазками, и прозрачные акварельные пейзажи, и полные иронии абстракции. Но вот увидеть все это творческое многообразие, к сожалению, можно разве что в электронном (каталожном) варианте, потому что большинство картин разошлось по личным коллекциям. Впрочем, сам Евгений Владимирович как раз считает это вполне нормальным – картины должны жить среди людей.

– Художник не должен выглядеть, словно муха в янтаре. Писать для себя, любоваться собой со стороны – мне это было чуждо даже в молодости. К тому же, в таких провинциальных городах, как наш, нет художественного рынка, музеев, галерей, в которых у художников есть возможность периодически выставляться, а на участие в выставках на стороне пробиться очень непросто. Поэтому работа на заказ, продажа картин – это и средство к существованию, и своего рода стимул для развития. У меня поначалу сложилось авангардистское направление в живописи, но потом пришлось не ограничиваться только этим.  

– Мы с вами принадлежим к одному поколению  и в профессиональную зрелость входили приблизительно одновременно – в середине 80-х, когда авангард в обществе, мягко говоря, не приветствовался. А у вас, я знаю, в то время уже была семья.

– Мы с женой оба окончили художественно-графический факультет Курского пединститута и приехали в Губкин. В 1981 году у нас родился сын Кирилл, а меня забрали в армию на полтора года. Когда вернулся, то надо было кормить семью и зарабатывать собственную квартиру. Потом нас с Верой Ивановной пригласили в торгово-кулинарное училище преподавать декоративное оформление, и, понятное дело, мы согласились. К 30 годам получили квартиру, были очень этому рады, потому что в 1986 году родился второй сын, жить в коммуналке стало неимоверно трудно. Профессия художника  требует  личного пространства, мастерской.

– Теперь, по прошествии времени, как считаете: стать отцом в 21 год не рановато? И какой возраст, на ваш взгляд, самый приемлемый для отцовства?

– Возраст здесь не имеет значения, потому что не является показателем зрелости. Главное – встретить своего человека для создания семьи. Да и трудности быстро забываются, а вот дети растут и радуют. 

Евгений Владимирович и Вера Ивановна Соколовы с внучками

– Я знаю, что в 1989 году в Губкине была создана художественная школа, и ваша жена, Вера Ивановна, стала ее первым директором, а вы – преподавателем. На этом поприще вы оба проработали четверть века. Какой вывод можно сделать исходя из опыта общения с несколькими поколениями талантливых детей? Насколько время способно отразиться на их мироощущении? 

– Это очень интересно. Каждое поколение имеет не только свое восприятие, но и краски.  Именно в такое время – динамичное, полное абстракций и сюрреализма, живут нынешние дети. Компьютер дает им возможность прикоснуться к иной реальности, а это отражается на восприятии мира, образов, в которых они потом выражают мысли и чувства. Да и трудно еще сказать, что вообще больше влияет: время на искусство или искусство на время? Ведь творчество дает сильный эмоциональный заряд, предлагает иную реальность, а не только повторяет ее.

Оба наших сына, Кирилл и Алексей, с 10 лет поступили учиться в художественную школу. Так что все эти метаморфозы, связанные со временем и творчеством, я мог, прежде всего, наблюдать на примере своих сыновей. Старший впоследствии окончил тот же вуз, что и мы с Верой Ивановной, был принят в Союз художников России, а младший после окончания местного филиала института им. Шухова связал свою жизнь с компьютерным  программированием.

– Расскажите о сыновьях побольше: чем они похожи на вас, друг на друга.

– Скажу сразу: никого из них мы с женой в «художку» не тянули, привела их туда атмосфера дома, круг общения семьи. Кирилла потом творчество захватило в большей степени, наверное, в силу склада его характера. Сыновья по темпераменту совершенно разные. Кирилл работает медленно, вдумчиво, основательно. Он может много часов просидеть у холста, чтобы передать состояние природы. А вот что-то выдумать, нафантазировать... Меня же больше всегда привлекало именно это – закрутить сюжет, удивить красками, решением образов. Леша больше похож на меня: динамичный и предприимчивый. Он весь в новаторских проектах, перспективах. Уехал в Москву и живет там с семьей, не побоялся ввязаться в ипотеку.

– В вашем  общении с Кириллом соперничество присутствует? И вообще, на ваш взгляд, проявление отцовского эго во взаимоотношении со взрослыми детьми допустимо?

– Соперничество, основанное на характерах, возрасте я не приемлю. А вот в творчестве не раз приходилось признавать, что Кириллу удается добиться такой глубины передачи настроения, которая мне не под силу. Что тут сделаешь: цокнешь языком от восторга, да и только. А бывает, что он просит меня оценить его работу, что-то посоветовать. Это естественное продолжение общения, и как отца с сыном, и как профессионалов. Ведь мы с женой всегда старались стать для своих детей, прежде всего, друзьями.

– Кто-то из мудрецов не зря сказал: дети – это стрелы, выпущенные вперед. Согласны? 

– Абсолютно согласен. Недавно нас с Верой Ивановной Алексей удивил, я бы даже сказал, озадачил: попросил краски ему купить. Кто знает, что из этого может еще прорасти?! А Кирилл нас постоянно удивляет своей рукастостью. Однажды взялся сам отделывать квартиру, ни на какие работы не нанимал специалистов. Мне у него впору  только учиться.

Евгений Соколов с внучкой Аней

– У вас трое внуков. Вот и скажите: внуки – это то же самое, что и  дети, или гораздо больше? Я имею в виду степень ответственности за них, прежде всего.

– Я бы сказал, что внуки – это иное, чем дети. У них есть свои родители, что первостепенно. Вмешиваться бабушке с дедушкой в эти отношения не стоит. Но, тем не менее, они – главное в моей жизни, ради чего все остальное может подождать. Они созданы для радости. Сейчас у меня  больше свободного времени, поэтому я могу чаще доставлять себе удовольствие общения с ними.

– Принято считать, что жена художника – это своего рода человек-оркестр в смысле многообразия функций и качеств души. В случае с Верой Ивановной это еще более сложный вариант: жена художника сама художник и она же – мать художника. Какая же она на самом деле?

– Сказать однозначно не получится. Она и терпеливая, и заботливая, и настойчивая. Со всеми проблемами в детстве сыновья, прежде всего, шли к ней, потому что мне приходилось зарабатывать деньги, отвоевывать право участия в выставках. Ее мудрости и сердечности хватает на всех нас до сих пор.

Семья Соколовых, фото С. Михай

– Что нового вы открыли для себя в вечном сюжете под названием «Семья» в зрелые годы?

– Что дороже семьи ничего нет. Естественно и логично, что человек приходит к осознанию этого именно в зрелости. Это как с любимым временем года: раньше меня необычайно вдохновляла весна. Как только она наступала, сразу одно желание – взять этюдник – и на природу, чтобы рисовать. Теперь я люблю осень – время  внутренней гармонии, покоя и одновременно уверенности в продолжении жизни. Это именно так: человек бессмертен – это не только духовная категория, это реальность, если есть дети и внуки.

Так получилось, что возможность ретроспективного знакомства с творчеством Евгения Владимировича мне подарила его замечательная невестка Мария, прислав по электронной почте один из вариантов каталога. Больше всего понравились портрет «Старик и рыба», где потрясающе играет свет, пейзажи «Первый снег» и «Ручьи», от которых тут же на душе становится светло и чисто, и «Урок», в которой одновременно столько иронии к преподавателю и неподдельной любви к увлеченному игрой мальчику.

Е. Соколов. Старик и рыба.

Е. Соколов. Урок музыки.

Е. Соколов. Алешка

Е. Соколов. Композиция.

Остается добавить, что я очень рада за людей, в чьем доме живут картины Евгения Владимировича. От них  идет добрая и светлая энергия. А если и вы, друзья, заинтересуетесь работами художника, воспользуйтесь Интернет-проектом Art Now.ru

О. Авдеева

Голосов:
6

Комментариев: 1

Поделиться

Комментарии публикации

Очень хорошая статья. Евгений Владимирович талантливый художник и мудрый человек.

Надежда 25.09.2016 16:14:40

Все комментарии к публикации »

Партнёры