Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 24.10 70.86 0
EUR 24.10 82.50 0
Архив номеров

С Днем Великой Победы!

2013-05-07

Верили, что победа будет за нами

Шел 1942 год. Летом в нашей деревне Евгеньевка и близлежащих лесах располагалась военная часть. А по-над лесами по холмам были вырыты глубокие окопы. Говорили, оборонительная линия.

Мы жили в стороне от шляха (ныне улица Родниковая) в небольшой хате, окруженной зарослями осины, клена, диких яблонь, груш, черемухи, где гнездился соловей. Военные выкопали под деревьями нишу и загнали туда машину с железной будкой, в которой стоял печатный станок. Печатали газеты. Жили в этой машине шофер и старшина, а у соседки Почекаевой – четыре солдата-наборщика.

В нашей хате жили два полковника: Михаил Иванович и Михаил Моисеевич. Мы же жили в сенях, в чулане, еду готовили в светлое время суток в огороде. В хату заходили только когда командиры уезжали по делам. Тогда я по их просьбе убирала в хате и ставила на стол полевые цветы.

Как-то шофер неподалеку от машины развел вечером маленький костерок, и сразу же трассирующие пули посыпались прямо в костер… Кто-то невидимый контролировал ситуацию, и от этого было страшно. 

Солдаты жили в лесу в блиндажах, отделанных осинами, – рядом был осинник (он и сейчас растет там) с родниками-копанками. Вода оттуда потихоньку текла в пруд, расположенный посередине деревни (сейчас он превратился в грязную лужу). Солдаты периодически приходили из леса в этот осинник, купались в копанках, стирали обмундирование, а затем сушили его на траве. 

Тут же, в осиннике, выступали концертные бригады. Женщины помоложе, возвращаясь с поля усталыми и голодными, порой не могли удержаться – пускались в пляс. Как только солнце пряталось за горизонт, солдаты строем уходили в лес, а женщины – домой, кормить своих деток, управляться по хозяйству, отдыхать. 

Такая размеренная, хотя и тревожная жизнь текла своим чередом, как вдруг однажды военные засуетились – получили приказ отступать. 

Ужас обуял селян: понятно, что придут фашисты. Моя мама, Мария Федоровна Кочеткова, и соседки коров пустили в лес, овец покидали в ямы. Старики, женщины и дети стали делать укрытие: выкапывали за огородом ямы, накатывали на них деревья, засыпали землей, закидывали травой, лаз мы закрыли периной. Наши солдаты уже ушли, а фашистов еще нет… Ожидание ужасно, вспоминать без слез не могу.

И вот к вечеру послышался гул, в отверстие рассмотрели немецкий черный самолет-разведчик, который летел настолько низко, что пшеница, росшая рядом с нашими укрытиями, клонилась к земле. А затем послышался гул на шляху и чужой непонятный говор. Две женщины отважились потихоньку выглянуть из-за кустов, потом рассказывали нам, что немцы – без рогов, такие же люди, как мы, только говорят не по-нашему. 

Наутро люди пошли по своим хатам, забрали коров из леса, вытащили овец из ям. Но тут фашисты с автоматами на груди стали группами по домам ходить, «яйко», «млеко» забирать, кур ловить… Пришла к нам очередная группа, мама говорит: «Паны, у нас нет ничего, другие паны были и все забрали». Фашист маму к стенке и штык – в живот, я рядом стою плачу. Другой что-то пробормотал, тот штык опустил, и пошли они дальше по хатам. Потом пришла другая немецкая часть, и погнали они нас ремонтировать дорогу. Кто медленно шевелился, у того фашист над головой стрелял. Так было с моей мамой, которой не с кем было оставить младшую дочку, мою сестренку. От испуга мама упала на землю вместе с малышкой, а когда очнулась, встала и пошла на дорогу под прицелом. Так и жили мы в постоянном страхе, но с верой, что наши сильнее и обязательно победят фашистов. Так оно и случилось!

А. ЧУРИКОВА (Кочеткова)

 


 

Повар на войне ценился вдвойне!

Мой отец, Захар Алексеевич Болтенков, ушел на фронт, не дожидаясь повестки из военкомата. Ушел в июне 1941 года, а вернулся в мае 1945-го. Всю войну он был поваром при штабе армии. Повар на войне – не менее важен, чем шофер, летчик или артиллерист. На голодный желудок много не навоюешь. Не зря ведь говорят: война войной, а обед – по расписанию. Потому повар на войне ценился вдвойне.  

Захар Алексеевич был человеком трудолюбивым, веселым, уверенным в нашей победе. Потому его уважали и ценили командиры. Работал сутками, отдыхая на полу землянки, под голову подставлял чурбачок – чтобы не проспать. Командиров всегда ожидал вкусный обед, ужин, да еще с шутками-прибаутками.

Когда отец ушел на фронт, мама осталась с четырьмя несовершеннолетними детьми. Старый Оскол, где мы тогда жили, бомбили. За сутки город был практически разрушен. Жить нам стало негде, и мама с детьми отправилась в деревню к родственникам. Но кто пустит в дом в такое время пять человек? Выделили нам амбарчик. Ни обуви, ни одежды – ничего не было. И ведь, удивительное дело, выжили! Пришлось и мне ходить по миру. Но молились, надеялись на Бога. И Господь помогал нам. Подросла, стала работать в колхозе за баланду в обед.

В мае 1945 года инвалидом первой группы вернулся отец. Переночевал и ушел в Старый Оскол, через год сумел купить хатенку, очень ветхую. Но радость нашу не опишешь – будто хоромы приобрели! Для нас, детей, началась новая жизнь: мы стали учиться, выросли, каждый из четырех нашел свое место в жизни. К сожалению, на сегодняшний день осталась в живых я одна. Царствие Небесное моим братьям и сестре. 

Сейчас радуют внуки, правнук и живу воспоминаниями, надеясь на Бога. 

Дорогие участники, ветераны и дети войны, поздравляю вас с Днем Великой Победы! Живите долго, радуйтесь свету Божьему, да благословит вас Господь за то, что вы победили.

Р. МАРКОВА, ветеран войны и труда, инвалид второй группы


По ком звонит колокол?

Мой отец, Иван Иванович Елетин, был призван в действующую армию Павловским районным военкоматом Воронежской области 12 сентября 1941 года и направлен на Черноморский военно-морской флот. 

Немецко-фашистские войска стремительно наступали. Наши, отступая, оставили судоводителя Елетина с несколькими однополчанами для потопления кораблей – чтобы не достались врагу. 

Иван Иванович и Евдокия Афанасьевна Елетины

В то время ему было 42 года, и у него дома остались жена, пятеро сыновей и я, долгожданная доча (так он меня называл) четырех лет от роду. Мне бабушка объяснила, что война – это там, где убивают, и что надо молиться Богу, чтобы она быстрее закончилась и папа остался живым.

Отец, выполнив задание, вернулся в действующую армию, но уже в десантные войска 49-й гвардейской Херсонской стрелковой дивизии. В 1944 году его с группой снова готовили с заданием в тыл врага. А я по-прежнему становилась с бабушкой Агриппиной Никитичной на колени и молилась уже не только за папу, но и за старшего брата Якова, ушедшего добровольцем на фронт со второго курса сельскохозяйственного техникума. С нами он оставил свою невесту, свадьбу они  еще не сыграли. Она родила ему сына и успела сообщить об этом Яше до его гибели. Их брак удостоверил военкомат.

Когда отец уже сдавал документы и получал последний инструктаж в строю своих товарищей, прискакал всадник – вестовой с пакетом: «Кто из вас Елетин Иван Иванович?! Вы отзываетесь для восстановления советского флота согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР!».

Прощаясь с ним, кто-то из товарищей спросил: «Кто же за тебя так молился, Иван Иванович?». «Доча», – ответил отец.

Когда он вернулся, мне было уже семь лет, и я искренне верила, что папу спасла моя молитва.

И сейчас, услышав звук колоколов воздвигнутых в нашем городе храмов, я иду на их призыв, а вдруг моя молитва и правда поможет еще кому-нибудь. Так хочется в это верить.

Л. Бухарова и Г. Елетин

По ком звонит колокол? Я знаю: он звонит по нам, живым, и по тем, кого с нами уже нет. Но дело их живет. Сын Якова – Геннадий, не увидевший своего отца, продолжил дело деда – стал моряком-подводником. Сейчас он на пенсии. Но флаг Российского флота подхватил уже его сын Иван – моряк-подводник Северного флота. Жизнь продолжается!

Семья Геннадия Елетина в День Военно-морского флота

Л. БУХАРОВА

920

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom