Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 17.10 71.24 0
EUR 17.10 82.73 0
Архив номеров

Дедушка Орех

2014-05-08

Мой прадедушка родился 6 ноября 1914 года в селе Останино Мантуровского района Курской губернии. В семье было пять детей, все мальчики, прадед был средним ребенком.  В 1929 году он окончил неполную среднюю школу и сразу пошел работать в колхоз. В середине 30-х женился на моей прабабушке – Пелагее Владимировне. А в 1936 году был призван в рабоче-крестьянскую Красную Армию, служил в Московском военном округе. Окончил школу младших командиров, учился на курсах среднего командного состава, получил звание младшего лейтенанта и был назначен командиром взвода 204-й артиллерийского полка Московского военного округа, который в августе 1939 года был переброшен на западную границу в город Брест. С дедом Арефием поехали его жена и двое детей (моя бабушка и ее брат). Жили они спокойно и счастливо  до 22 июня 1941 года.

Война застала Арефия Васильевича вблизи города, он был на учениях. Успел вместе с женой перенести детей в подвал дома, после чего попрощался с ними и ушел.

В первые минуты войны было много убитых и раненых, среди них были женщины и дети. Офицеры не могли пробиться к своим солдатам, не было боеприпасов, никто не знал, что делать. «До части не бежал, а полз. Много офицеров погибло. Немцы вели ураганный огонь. Солдаты не знали, что делать», – вспоминал позже прадедушка. 

Командование полка приняло решение об отступлении через Пинск на Полтаву.  Из окружения выходили небольшими группами. Пробираясь с остатками взвода к своим, прадед и его товарищи попали в плен. Это было в октябре 1941 года.

 «Около семи часов утра мы услышали крики немцев... Я только и успел крикнуть: «Назад!». У нас забрали оружие, сняли сапоги и дали паршивые ботинки», – так вспоминал прадед. В плену он представился санинструктором. К нему подвели немецкого солдата с перебитой рукой и приказали оказать ему помощь. Он попросил бинт, йод и тонкие доски.  Сделал все что мог. Всех пленных держали в двух хатах: в одной были солдаты, в другой – офицеры.  Немцы забрали у дедушки Арефия именной медальон, и через несколько часов мой прадед вновь оказался на допросе. Немец говорил ему, что он не выглядит как санитар: ремень, сумка, пистолет, вся форма – офицера. Дед ответил,  что на войне можно надеть любую форму. Немец напомнил про медальон. На что дед сказал, что фамилия его Петров, а зовут Александр Васильевич, что это медальон погибшего товарища Жиленкова, имени которого он не помнит. «Тогда немец показал медальон, на котором  читаю свои фамилию и имя. Говорю ему, что имя тяжело запомнить – Арефий его звали. Он спросил, откуда я родом, ответил, что из Киева, а в голове одни мысли о побеге». 

После допроса  всех пленных вывели во двор, а прадедушка Арефий сумел спрятаться в подпол под печью. Когда все ушли, в дом зашла женщина, у которой он попросил гражданскую одежду. Чтобы не привлекать внимание немцев, пошел вместе с ней за картошкой, но «...вдруг от колонны немцев отделились два всадника и едут к нам... Когда они ехали, думал, что если будут забирать меня, я их лопатой бить буду... Немца подъехали к нам и спросили, не видели ли мы солдата. Я ответил, что один в лес убежал, они и поскакали в том направлении, мы вздохнули с облегчением...». 

В селе на ночь оставаться было небезопасно, поэтому в сумерках мой прадед пошел в лес: «Всю ночь я шел лесом, сам не зная куда, к утру стали слышны крики немцев. Я подумал: вот немцы кричат на нашей земле, а я прячусь как вор. Глаза слезы заливают, вспомнил за семью, пленных солдат, женщину, которая осталась в деревне...». 

Немецкие войска шли четыре дня, и все это время Арефий Васильевич прятался, не имея ни крошки хлеба. На пятый день зашел в одну сельскую хату. В ней жила семья: старик, его дочь  и маленькая девочка. Эта девочка приняла офицера за своего отца и целый день не отходила от него ни на минуту. Вечером снова пришли немцы. Женщина сняла портрет своего мужа и спрятала его под кровать. «Как же хорошо она сделала, что спрятала его. Немецкий офицер спросил, кто я такой. Я ответил, что солдат, но нашу часть разбили, а живые разбежались по лесам. Это было недалеко от нашей деревни, и я пришел домой... Прошло два дня, офицер говорит мне, что я не муж хозяйки, потому что сплю отдельно. Здесь за меня вступилась женщина, говорит: разве маленький ребенок может звать чужого человека папой, и отдает мне в руки девочку, а она с большой радостью идет ко мне. Немец успокоился: действительно – папа». 

Мимо села немецкие войска шли день и ночь. Через неделю дедушка, поблагодарив хозяйку, вечером вышел из села. Решил идти только ночью. Через три-четыре дня заходил в села поесть. Жители встречали с болью в душе, накормят и немного с собой еды дадут. А в голове не прекращались мысли: где жена и дети, что с ними? Многое пережил: и жалость, и сострадание, и даже злобу со стороны  наших людей. Так и скрывался в лесах, пока не вышел из окружения в декабре 1941 года. В штабе он прошел тщательную проверку и был назначен командиром батареи  899-го артиллерийского полка 337-й стрелковой дивизии. В 1942 году полк участвовал в обороне города Грозный. 13 января 1943 г. полк  в составе 18-й армии был переброшен под Новороссийск. Именно тогда дедушка получил свою первую награду – орден Отечественной войны  II степени. Его  полк принимал активное участие в разгроме немецко-фашистских захватчиков на Курской дуге, где прадед получил еще орден Отечественной войны II степени. В это время дедушка Арефий случайно встретился с женой и детьми. Оказалось, что они находились под Курском и получили похоронку о его смерти. После нескольких дней пребывания на родине дедушка попрощался с семьей и вместе со своим полком пошел дальше на запад...

К тому времени старший лейтенант Арефий Жиленков был командиром дивизиона. В сентябре 1943-го года дивизион под командованием моего прадеда уничтожил на правом берегу Днепра один танк, одиннадцать пулеметов, два шестиствольных миномета, четыре артиллерийские батареи  и около роты противника. Подавил огонь девяти артиллерийских батарей, двенадцати пулеметных позиций и восьми наблюдательных пунктов. За этот военный подвиг он был представлен к ордену Александра Невского.

Далее боевой путь моего прадеда лежал в город Яссы. После его освобождения он участвовал в боях за другие города Румынии, в одном из которых под командованием дедушки Арефия были уничтожены три немецких  «Тигра». По его корректировке был подавлен огонь двух артиллерийских батарей, отражены три контратаки и уничтожены пять вражеских пулеметов. За это уже капитан Арефий Жиленков был награжден орденом Отечественной войны I степени. 

В бою в Венгрии недалеко от озера Балатон мой прадед  развернул орудие и лично сжег танк и рассеял почти целую роту вражеской пехоты. За этот подвиг он получил орден Боевого Красного Знамени. 

Все эти сведения я узнал  из наградных документов.

9 мая 1945 года прадедушка встретил в столице Австрии Вене. Но на этом война для него не закончилась. Прадедушка отправился воевать с японцами. Участвовал в Хингано-Мукденской наступательной операции. Проводилась она с 9 августа по 2 сентября 1945 года. И только после этого война для прадеда была закончена. Но он продолжил службу в армии. Его направили в Кавказский военный округ командиром дивизиона. Незадолго до этого он нашел свою семью. В 1956 по состоянию здоровья он был демобилизован и переехал в город Губкин, где жил и трудился до конца своей жизни.

За почти двадцатилетний трудовой период он успел поработать мастером, комендантом общежития и директором стадиона. В 1975 году мой прадед ушел на пенсию по возрасту и состоянию здоровья. После ухода на заслуженный отдых прадедушка  вел среди молодежи большую патриотическую работу. 

Я побывал вместе с родителями в Бресте на мемориальном комплексе в честь героев Великой Отечественной войны. С гордостью стоял перед стендом с фотографиями защитников Брестской крепости, в числе которых был и мой прадед.

Иван ПЕРЕТОКИН, ученик 2 класса, г. Москва

1679

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom