Правила подачи объявлений.

Архив

Голосование

Как вы относитесь к бездомным животным?

Как вы проводите выходные дни?

Публикации


08.09.2018 Римма КУЗНЕЦОВА, фото священника Алексея ПОНКРАТОВА

Как губкинские мальчишки покоряли северные реки

Как губкинские мальчишки  покоряли северные реки

Море, безбрежный пляж, яркое солнце, мягкий шелест волн, лёгкое дуновение ветерка... Именно о таком отдыхе мечтает большинство из нас. Многие летят в Турцию или Египет, на какие-нибудь острова, чтобы позагорать и искупаться. А священник губкинского храма во имя апостола Иакова, брата Божия, протоиерей Алексей Понкратов, перефразируя поэтические строки, «из тех чудаков, кто рады ходить в горы, махать веслом и, спутав дни меж собой и даты, себя испытывать на излом». Как только наступает лето, в голове – реки, байдарки, маршрутные карты… Вот уже 15 лет подряд он сплавляется на байдарках по рекам Архангельской области и Карелии, Хакасии и Башкирии. Да не один, а с группой подростков – воспитанников духовно-просветительского центра во имя святителя Иоасафа Белгородского и пономарей храма. Не стало исключением и нынешнее лето: по благословению Преосвященного Софрония, епископа Губкинского и Грайворонского, группа губкинцев (13 мальчишек от 12 до 17 лет и пятеро взрослых, в том числе и врач-травматолог) под руководством отца Алексея совершила путешествие по территории архангельского Водлозерского национального парка, проплыв по рекам Олова, Илекса, Выжига и озёрам Колгачиха, Тун, Монастырское, Ик, Мельничное, Ламбужозеро и Водлозеро.

Кто, если не я

– Это ж какая ответственность! Зачем вам это нужно?! – первым делом поинтересовалась я, когда после похода отец Алексей появился в редакции.

– Ответственность колоссальная! – подтвердил он. – По железной дороге с детьми преодолеть более 2 тысяч километров тяжело, ведь за каждым ребенком глаз да глаз нужен. А нахождение на воде – особая опасность. Но если не я, если не такие инициаторы, как я, то кто их ещё куда повезёт? В группе немало детей из неполных семей. Такие походы для мальчишек своего рода армия, которая их закаляет, показывает, как они должны себя повести в разных ситуациях, они приобретают какие-то навыки, которые пригодятся в жизни. У меня в этом году были ребятишки, которые картошку чистили, как карандаш. Спрашиваю: «Ты что, не умеешь картошку чистить?». – «Мама мне не разрешает». «А пылесосить, полы мыть?» – «Нет, у нас всё мама с папой делают». Порадовался, когда мальчишки сами просили научить их картошку чистить. А ещё они научились еду готовить, элементарную, конечно, – кашу, картошку с тушёнкой... Аппетит отменный в таких походах.

На две недели байдарка становится нашим домом. Если о ней не позаботишься, то как дальше поплывешь? Северные реки все в порогах. Лодки по камням протаскиваем, где-то зацепился, порвал – ее надо высушить, правильно заклеить, чтобы течь не дала, каркас отремонтировать. Ребята учатся думать, что-то делать руками, заботиться о ближнем и о себе. Например, правильно поставить палатку, а поскольку мы находимся в воде, то её надо сохранить сухой, так же, как и спальный мешок, во влажном спать невозможно.

И, конечно, мне хотелось показать ребятам красоты северных земель – Архангельской области, Карелии, познакомить их с бытом северных народов, условиями жизни. Многие села здесь разрушены, люди перебрались в город. Проплыли более 10 заброшенных сел.

Монастырь без иноков

Жить в тех краях нелегко. Леса, реки, болота, зимой – холода, летом – тьма комаров, оводов, мошкары, клещей. Но почему-то именно туда стремились монахи-подвижники, там основывали свои монастыри. Губкинцы побывали в Юрьегорском Богоявленском мужском монастыре, основанном в 1626 году в глухом, труднодоступном месте в бассейне реки Илексы. Почему монахов влекло уединение? Почему там шла такая искренняя молитва? Как они сумели своими силами построить храм, кельи, благоустроить монастырь, вести ежедневную службу, для которой нужны просфоры? Они пекутся из муки. Монахи сами выращивали пшеницу, возделывая каждый пятачок каменистой земли. Ребятам были интересно, как в таких условиях подвижники справлялись. И пришли к выводу – с помощью Божьей. В этом монастыре подвизались два святых, которые внесены в календарь почитания, – преподобные Диодор Юрьегорский и Прохор Юрьегорский.

И сегодня, как и в 17-м веке, это место удалено от ближайшего человеческого жилья на 70 с лишним километров, затерявшись среди озёр и непроходимых болотных топей.

– Добраться до него можно только на катере, – рассказывает отец Алексей. – В этом монастыре нет ни одного монаха. Был один инок, прожил 3,5 месяца, но не выдержал одиночества. Нас пустил в обитель егерь ближайшего кордона. Мы оказались одни в монастыре. В храме порядок навели, правда, там не очень грязно было. На территории обители – кладбище, где более 200 захоронений. На одной могилке крест накренился – поправили.

У Ильи Пророка в Водлозере

В последние дни путешествия туристы-паломники посетили мужской монастырь – Свято-Ильинскую Водлозерскую пустынь – жемчужину и центр духовной жизни этого края. Он расположен на острове Малый Колгостров, или Ильинский, размером 600х800 м, вокруг леса да озёра – настоящая глухомань. Основан монастырь в 1795 году. Но в 30-е годы прошлого века опустел: священников и многих прихожан отправили в лагеря. Украшает остров деревянная церковь Ильи Пророка, поставленная в 1798 году. С 2003 года здесь начались богослужения.

– Сейчас там четверо монахов живет, – говорит отец Алексей. – Игумен, отец Киприан, интересный человек, крепкий характером. В этом монастыре есть свой священномученик – отец Нил. Он жил на острове один и был убит в августе 2003 года. Два послушника пришли к нему, он их принял, а через неделю им наваждение пришло в голову, они схватили лопату и убили его, кинули в озеро. Когда его нашли, запаха тления не было, а было благоухание. Мученическую смерть он принял, это местночтимый святой, на могилке благоухают цветы. А неподалёку среди елей необычная береза, называется «12 апостолов». Из одного корня растут 12 стволов – на этом месте большевики расстреляли 12 монахов, когда в 20-х годах разоряли монастырь. И 12 июля, на праздник апостолов Петра и Павла, очевидцы говорят, что она переливается лазоревым цветом.

С Божьей помощью

В любом настоящем походе случаются интересные моменты. Отец Алексей называет их маленьким Божьим чудом.

– К месту старта нас добросил вездеход, отплыли, а спустя 12 часов, преодолев плотину, пороги на извилистой реке, на стоянке обнаружили, что рюкзак с документами, деньгами, билетами остался на стартовой полянке, вспоминает батюшка. – Что делать? Возвращаться против течения невозможно, через тайгу не проберешься – нет тропы. «Давайте помолимся, – предложил я, – Господь управит». Помолились, устроились на ночлег, а утром появилась светлая мысль – плывем до ближайшего кордона, может быть, там что-то придумаем, хотя знаем, что егерь должен был еще два дня назад уйти домой, вахта его закончилась. Проплыли день, слышим рёв моторки, подплывает егерь. Оказалось, задержался на двое суток, чтобы оборудовать стоянку для московских туристов. Обрадовались, рассказали ему о нашем горе. «Ждите», – только и сказал он. Даже не пожурил, мол, олухи, да как вы забыли. Прошло 16 часов, и он привез рюкзак с документами, преодолев немалое расстояние по воде, а затем по тропе до места нашей заброски. Мало того, он нам ещё и подарок сделал: подарил новую байдарку: «Ты, батюшка, с ребятами сплавляешься, тебе пригодится, а мне она без надобности, москвичи расплатились за помощь байдаркой, лежит без дела на чердаке». В свою очередь, мы помогли егерю в заготовке дров.

А когда стали преодолевать самый тяжёлый порог – Охтомпорог на реке Илекса, почувствовал, что его мы не потянем. И действительно, одна байдарка начала переворачиваться. Ребята выскочили, а байдарка с их рюкзаками поплыла. Мы в печали: всё, думаем, утонула. Но, какое чудо Божие!, когда, преодолев этот порог, увидели, что лодка, правда, утопленная, ждёт нас. Вытащили, воду вылили, рюкзаки достали, одежда, конечно, намокла, но документы оказались сухими.

Все 10 дней нашего сплава было тепло, можно было искупаться, последние два дня столбик термометра поднимался +25 градусов. Закончили маршрут, доехали до железнодорожного вокзала, температура резко упала до +4 градусов, пошёл дождь и даже мелкий-мелкий снег.

Кто-то скажет – повезло. Но мы-то знаем, что Господь был с нами. С Божьей помощью мы преодолели более 250 километров по воде. Все дети, а только трое из них раньше участвовали в походах, выдержали трудные походные условия. Они проявили взаимовыручку, закалили характер, увидели красоту Русского Севера.

Водлозерье

Водлозерье – неповторимая территория на Русском Севере, где сохранился уникальный массив старовозрастных лесов и водно-болотных комплексов. О красоте этих заповедных мест отец Алексей готов рассказывать бесконечно. Особенно впечатлил порог Калакунда – «пейзаж, как в сказке, кажется, сейчас мишка выйдет из леса и помашет нам лапой».

– А сколько там рыбы! Щука до 8 кг ловилась, судак, лещ, подлещик, окунь – всего не перечислить, – делится впечатлениями батюшка. – Закончился наш маршрут на кордоне «Новгуда». Неподалёку находится этнографическая деревня Варешпильда, построенная по образцу 18-го века. Староста этой деревни – настоятель храма священник Олег Червяков. В 1991 году именно он, тогда лесник Костомукшского заповедника, добился придания Водлозерской территории статуса национального парка и был назначен директором этого парка, а в 2004 году был рукоположен в священники и стал настоятелем Ильинской церкви.

Мы побывали в этой деревне – там нет ни газа, ни электричества, вода берется из озера, дровами топится печь. Замечательное место, великолепный храм, мы помолились там. Не случайно сюда приезжают на практику студенты с преподавателями из петербургской художественно-промышленной академии.

Путешествие наше закончилось в Куганаволоке, единственной жилой деревне Водлозерья. Там нас забрал автобус-вездеход.

– В начале 80-х мне тоже посчастливилось сплавляться на байдарке по архангельской реке Яренге. На память о походе я привезла домой лишайник под названием ягель, которым питаются северные олени. А какие сувениры везут нынешние участники похода? – интересуюсь я.

– Рыбу копченую, различные резные поделки, лапти, камешки на память и даже... камень для бани.

– Отец Алексей, знаю, такое путешествие требует больших материальных затрат...

– Очень больших. Сейчас, к сожалению, всё стоит очень дорого. И, конечно, без помощи спонсоров поход бы не состоялся. Большую лепту внес Фонд «Поколение», помогли и мои хорошие знакомые, к которым я раз в год обращаюсь. Они большие молодцы, но не хотят себя афишировать. Кто 10 тысяч рублей выделил, кто 30 тысяч... Всем большое спасибо.

Голосов:
0

Комментариев: 0

Поделиться

Партнёры